Vjacheslav (catlongtail) wrote,
Vjacheslav
catlongtail

Про вундерваффе

Да, да, я знаю, что задолбал с Роммелем этим. Но я не могу понять там чего-то.
Люди подкрепляют идеи - что мировые, что локальные - той порцией адреналина и
харизмы, которая допустима для того, чтобы сама идея не превратилась в свою противоположность, то есть, проще говоря, отдача не замучала.
Так вот я думаю, что идея о мировом господстве могда выглядеть в голове Гитлера не как "поработить мир" а как "спасти мир". Роммель, как человек, к сожалению, думающий, не мог не выбрать ту часть идеи, которая его устраивала, то есть рабочую. Он игнорировал приказы Гитлера о расстреле евреев. Но я тут задумался об интерпретации слова "игнорировать" применительно к данному случаю. Вообще-то нарушение приказа чревато последствиями. Получается, что не Роммель игнорировал приказ Гитлера, а Гитлер игнорировал невыполнение приказов Роммелем или слегка побурчал. Но в Африке его это (возможно) вполне могло устраивать.
Человек на своем месте и в свое время?
Как бы не так. Меня продолжает удивлять странный дисбаланс - почему этот человек не был на Восточном фронте? Гитлер мог быть плохим стратегом, но дураком - вряд ли. Хотя, в каком-то смысле, конечно, да, но не настолько же. Но я представил что бы было. Да, я знаю, это не слишком умно - заниматься такого рода упражнениями - но мне все же хочется понять. Мне чаще кажется, что войска были деморализованы с самого начала второй мировой - все - и на той, и другой стороне. И они двигались на каком-то странном усилии внутренности голов маньяков, сначала как пешки, а потом, когда ситуация вышла из-под контроля - по какой-то неизбежной невозможности остановится до победного конца.
Но случился ли этот конец? Третий рейх в руинах?
Я иногда смотрю вокруг и мне так не кажется.
О нет, я не о тех маленьких игрушечных фашиках на улицах - я о том, что в том смысле, что, если мировое господство должно было так или иначе состояться - оно состоялось. Да, нет концлагерей, не сжигают людей в топках, на виду - ничего этого нет. Но, мне кажется, что тот вариант - безумный и страшный - фашистской гегемонии - все же... состоялся. Но в виде фарса. Но я не вижу ничего хорошего в этом. Мне этот вариант кажется ещё жутче.
Человек имел больше веса в концлагере и в бою, он имел гораздо большее значение и гораздо боьшую свободу, чем менеджер, прикованный к офису и рабочий, прикованный к станку.
Если у узника Майданека была надежда на побег - то в современном мире суть его такова, что никто не может на это надеяться - его вернут на место не бригады гестапо или абвера или НКВД, а его товарищи или... он сам.
Так вот Роммель попал не в то место и не в то время. Возможно, если бы он оказался на восточном фронте... Германия, конечно, все равно бы проиграла. Но менеджеры, возможно умели бы не только неубедительно трахать секретарш и продавать родины. И Гитлер бы не протянул так долго. Вот я о чем.
А ведь знаете, третий Рейх именно так и представлял окончание войны.
Когда, после долгих лет поражения всплывут законсервированные подводные лодки, из-под земли поднимутся заводы, и знамя Рейха вместе с идеологией станет одним на всю планету.
Они ведь только в одном ошиблись - слишком черно-белым видели это кино.
Знамена и полосатые и триколоры и пятизвездочные. И всплыло - не в рамках международных договоров - а в головах. Вот оно - вундерваффе замедленного действия. Мне кажется имя ему - равнодушие и навык, ставший генетическим - не задавать вопросы. Когда у людей опускаются руки не от невозможности выиграть этот бой, а даже мысль об этом вызывает добродушную улыбку. И проходит. Меня пугают иногда крики полуночных птиц. Они проорались и замолчали. Это как молнии прошедшей войны.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment