Vjacheslav (catlongtail) wrote,
Vjacheslav
catlongtail

...о муэрте...

Патриотизм – это такое состояние тоскливой безысходности. Оноо или есть, или его нет. Если его нет – это уже ностальгия и обычно по русским березкам. А патриот…

Патриот – он такой патриот, что звезда во лбу горит, строем на марше и на войну. На войне с ним особенно интересно. Если он там случайно не политрук, то всегда на передовой, в погонах и фуражке. Все остальные в каске. Все в столовую и спать, он в окоп и бдить. Все в атаку, он в танке. На белом коне. Вечером стреляет сигарету и представляет себя английским полковником. Бойцы его любят, даже очень. Поэтому не говорят, что сигарету надо прикрывать ладошкой. Через две недели Патриот возвращается на передовую – череп зарос, а внутри просто прошло навылет. Сквозь.

Патриот обычно в первых рядах, особенно на субботнике – там же грабли.
Местный гастарбайтер Дзен-Оглы с бригадой соратников тоже идут на субботник – убирать за Патриотом, грабли, и грузить Патриота в карету скорой помощи.

Патриот покупает новую куртку. Отличная курточка, кстати, кожаная, совсем такая, какую Че Гевара носил в Боливии. Тем более на распродаже, а так-то она тыщупятьсот стоит, а тут со скидкой всего стопятьсот.
Дзен-Оглы во дворе спрашивает, где взял, вах, какая хорошая куртка, совсем как у Че Гевары в Боливии.
Большой Белый человек снисходительно говорит:
- А тут недалеко, в бутике, тыщупятьсот, между прочим, стоит.
На следующее утро все местные проныры-гастарбайтеры выходят на работу в точно таких же кожаных куртках за стопятьсот, подло надев их под оранжевые жилеты.
Патриот понимает, что теперь надо мстить, но уже поздно.


Патриот покупает такую же собачку, какую на днях подарили президенту. Потом президенту дарят кошку. Патриот покупает такую же. Крокодила и удава, точно таких же, каких дарили прошлому президенту, приходится запереть в ванной. Собачка съедает кошку, удав – крокодила, потом добирается до собачки. Патриот не знает, с какой стороны душить удава, поэтому удав ночью очнулся и съел любимого хорька местного гастарбайтера Дзен-Оглы. Тот вздыхает с облегчением, все-таки очень вонючий хорек-то был, но чего не заведешь, чтобы детишек порадовать. Но удав, конечно, лучше. Теперь как у Большого Белого человека зверушка-то, однако.

Масоны, в принципе, не против того, чтобы Патриот прошел обряд инициации, раз пришёл и держит фигу в кармане. Но ухо случайно отрубили. Масоны же. Теперь все думают, что Патриот – масон. И в чем-то ведь правы, блин.

Патриот сажает самолет. Странно, но все остаются целы, кроме самолета. Патриот, он не злой, в целом. И живучий.

Патриот идет в церковь. Потихоньку оттирает Дзен-Оглы в задние ряды, прикладывает фигу ко лбу, широко и упоительно крестится, говорит, что согласен любить до конца жизни и разделять все трудности и лишения. Родная страна его не забудет. Да и Дзен-Оглы в это раз не против, невеста так себе была.

Патриот покупает только национально идентичные продукты местного производства. Идет так с утра в магазин и покупает хлеб и кукурузу. Ну, и бананы. И мстительно выбрасывает их в урну, чтобы поддержать местного производителя.

Дзен-Оглы, в принципе, не против Патриота. И не против расовой дискриминации. И не против апартеида. И даже не против эксплуатации человека человеком. Дзен-Оглы вообще не против ничего. Гастарбайтер часто садится на крыльцо своей черной задницей и думает, что хорошо, однако, все устроено. Патриоту – патриотово, гастарбайтеру – гастарбайтерово.
Когда из подъезда выходит Патриот, Дзен-Оглы прячет шаверму в карман и прикладывает фигу ко лбу.
- Доброе утро, уважаемый.
- Шаверма, небось, из котят?
- Нэ, регистрацию спрашивала…
- Помылся бы ты, что ли.
- Помоюсь, Большой Белый вождь, а как же. Вот в пятницу и помоюсь.
- В четверг вера не позволяет?
Оглы добродушно кивает головой и идет шинковать в шаверму остатки удава.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments