Vjacheslav (catlongtail) wrote,
Vjacheslav
catlongtail

Про книги

Вот этот вопрос меня на самом деле сильно озадачил.
Как-то сразу оптом пришлось проанализировать свой круг чтения.
Делать какие-то глобальные выводы про то, кто графоман, а кто писатель вообще, как оказалось (для меня) невозможно.
Да, есть люди, которые хорошо владеют словом, а есть, кто плохо. Есть люди, словом озаренные, есть те, кто стукнутые, как томом карламаркса по голове. И те и другие запросто могут быть равно и писателями и графоманами.
Дух дышит, где хочет - что с него возьмёшь?
Хорошо, а что тогда есть настоящая книга?
Начать с того, что надавал бы по ушам тем, кто стал писать "настоящий текст". Нет, нет, в текстах сами разбирайтесь, товарищи редакторы, чтобы сделать их доходчивыми для бандерлогов. Я о книгах.
Скажем, есть книги, которые сами себя читают - оторваться от них невозможно. Они - вкусные.
Поехали, начнем с Пушкина... А, стоп. С Ломоносова. А, стоп... Не получается.
Вот, в категорию авторов книг, которые зачитываются, как приговор - Булгаков, Джойс, Пристли, Набоков, Толкиен, Янссон, ой, ой - если взяться всех перечислить, года не хватит.
Лондон, Твен, Жюль Верн, Херриот, Дарелл - это уже другая категория, я бы вообще не стал её относить к художественной литературе - это категория естествоиспытателей и журналистов - нет, не в сегодняшнем отвратительном значении этого слова - а в том, которое подразумевалось или могло подразумеваться до появления рекламных модулей.
Макс Фрай, Роулинг, Акунин - это книги (все-таки ещё книги) почитать в нужнике для облегчения процесса, там их, в основном и встречаешь.
Уровень Донцовой - это уже естественный компост литературы, вторсырье.
То есть есть - компост, подлесок, кусты, деревья, и - птицы над деревьями. А, поскольку дух дышит где хочет, некоей (хотя бы минимальной) долей таланта наделен каждый из перелопачивающих эту кучу. Но, как ползающий в тлене, так и парящий в небесах иногда - ищут одного и того же червяка.
То есть книги разные нужны, книги разные важны, уронила в речку мячик, очень грустно мячик плачет?
Вот на этом бы месте поцеловаться, слиться в экстазе и примириться внутри электронной читалки.
Да ладно. Эта картина книжного мира слишком простая.
Поставьте ряд книг. Скажем, собрание сочинений Толстого и всуньте в середину Гарри Поттера.
верните из нужника Макса Фрая и поставьте его рядом с Набоковым.
Посмотрите со стороны. Проржались? Да, все ок?
Берем Булгакова и ставим рядом с Бродским. Гляньте-ка, заболтались вроде... Но видно, что не стоит оставлять вместе надолго.
Библиотека - это такая пыточная камера для книг, где они, как в еврейском музее учатся толерантности.
Да, а на вопрос-то я так и не ответил.
Ну. Вот, скажем, Макдональд. Есть цветок-молитва. Наивный раннегерманский идеализм, перенесенный на удобренную местными пуританами шотландскую почву... И все такое.
Хорошо, вот - в картине мира, которая допускает цветок-молитву, там будут только писатели из первой серии - сильные, умные и не для всех. И - другая картина мира в перспективе -о которой можно узнать только с помощью лучших инструментов и книг, которые ещё не написаны.
В картине мира с хохлосрачем и шансоном - будет только компост. И- другая картина мира, лучшего порядка. Макс Фрай, к примеру. И да, да, несколько глав из "Войны и мира" для цитаты откуда-то брать же надо?
Думаю, на Земле (как планете) живет гораздо более, чем 10 человечеств, и разница между ними - их набор книг. И способность к пониманию не слова - а художественного произведения в целом как образа.
И все-таки на вопрос я так и не ответил.
Хотя это же вопрос из серии "перестала ли ты пить коньяк по утрам?"...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments