February 4th, 2006

main

***

Мне всё время хочется помочь человеку, когда я вижу, чем это кончится.
Нет, никакой особой прозорливостью я от природы не снабжён, просто вот... как бы это сказать - есть вещи настолько очевидные, что понятно - вот... Скажем, человек в данный момент валяет дурака или роет себе яму.
Политика невмешательства в божий промысел очевидно хороша своей неприступностью и отсутствием изъянов.
Но - вот смотрите, что получается - когда человек совершает вынужденную ошибку - чувствуешь себя причастным и ответственным за неё.
А если не совершает - смотришь на то, как он начинает морально разлагться и ничем уже совсем не можешь ему помочь, и тоже чувствуешь себя мягко говоря странно.
Отсюд вывод - надо иметь наглость принимать участие в промысле, иначе придтся стать соучастником преступления и получить взбучку и за это и за то. Наглось - неотъемлемая часть христианства. Вероятно, любой другой религии, но мы, гои, как-то больше подвержены...
Я сказал гои - потому что, кажется, начинаю нащупывать грань между ветхим и новым... Ветхозаветная наглость - другая - говорить - "Бог с нами", когда это звучит грантированным заветом, в отличие, возможно, от новейшей концепции, когда завет определяет не только причастность, но и участие... Чуть не сказал - "на равных"... Ну, понятно, какой из меня христианин...
:)))