December 4th, 2007

main

***

Господи ж Боже мой.
Как надоело всё.
Мне без конца видится говорящая голова из "космической трилогии". Она говорит устами человека, мёртвая и холодная, выжигающая всё внутри, сеющая ледяной холод, пренебрегающая всем светлым с кислой опытной усмешкой и тихо шепчущая слова, от которых замирает любое живое сердце.
Этот тихий, слегка сонный, добрый и насмешливый голос, будто я не знаю его. Он приблизится близко-близко, коснётся живого и оно нет! - не умрёт никогда. Не умрёт. Оно начнёт говорить правильные слова, оно начнёт быть предельно честным с самим собой, оно будет стоять за правду на баррикадах.
И убивать, убивать, убивать.
Это не внутри вас и у вас никогда не будет выбора пока оно там, рядом, готовое коснуться и пренебречь духом любви с кривой усмешкой.
Голова Алькасара. Боль моя и гадость. Строящая жизни по законам радости и той любви, которая напаивает до краёв и выжигает нутро, саму душу, делая её недвижимой и ледяной. И привязывает таким канатом, что никто не увидит под ним тонкую и трепетную слегка светящуюся нить Ариадны, которая... выведет. Может ещё вывести.
Одинаковые слова. Одинаковый тон, одинаковое выражение лица - без выражения. Стена из бетона, которая разделяет и властвует, куда там германской или китайской.
Всё можно сыграть, всё. Всё и играется. И любовь тоже. Её легко сыграть, легко сделать такой, от чего сойдут с ума сотни людей и бросятся в бой - и победят... и умрут от этого.
Слушайте, знаете, я скоро отдам концы. Но мне не жалко, только бы свернуть этой твари шею, которой всё равно самоуверенно и нагло нет. Поэтому - глаза в глаза. И никак по-другому.
Френды, вы знаете, кого я могу просить об этом - помолитесь со мной. Только не нарочно. Тихо и два слова - с ненавистью и любовью, с тем светом который есть у всех нас. Он не услышит - Он и так всё знает. Но - Он поймёт по тишине, кто это сказал - голова Алькасара или - вы.
Помогите, помолитесь со мной. За одоление :) Ибо надо. Я и сам, конечно. Но я теряю силы. Правда. Не сдамся, нет, что вы.
Бог есть, есть и Любовь. И пребудут во веки веков.
main

***

Сцена первая.
- Получилось?
- Нет.
- Ещё раз дёргай. Получилось?
- Нет!
- Ещщщ...
- *78р**?809-0ть!!!!
*голос диктора за кадром*:
- Эта штука не работает. Это муляж.
Режиссёр:
- Раньше работала.
голос диктора:
- Те думали, что она работала, а у этих взорвётся. Они же её по назначению применить пытаются. Смените муляж на подводную лодку.
Сцена вторая *эпическая*:
Джо, падая с моста, и слушая внутренний голос, который говорит "Ох и - навернёмся мы сейчас, Джо!", медленно достаёт из кармана трубку, закуривает и говорит:
- Христофор Бонифатиевич, а знаете, какая-то су*а заменила мягкий картонный муляж на твёрдую подводную лодку.