July 21st, 2008

twins

***

Мне сегодня напомнили, каким я был полгода назад. Со мной боялись здороваться даже. Я был лама, ровно сидящий на попе, и видящий всё и далеко. Извините, что вам приходится смеяться сейчас надо мной. Это большой и страшный мир, он совсем новый для меня. Мне и приходится сейчас жить подаянием - не в материальном смысле, а в духовном, если кто-то не бросит горсть риса, я потеряюсь и наверное просто умру с голода. Это потому что я побывал в Лхасе. Простите все, я скоро-скоро сяду назад и буду видеть всё далеко-далеко. Я и сейчас вижу. Меня сложно будет удивить чем-то и сложно сделать так чтобы я ошибся в оценке или суждении.
Видите какая штука, моё кунфу никуда не годится, кто уже не ржал только надо мной. Но, если я подожду, над моей рекой встанет Солнце, и я смогу войти в неё один раз. А больше и не надо в этой жизни.
reading

***

Брал сегодня интервью про вино. Я, видимо, хорошо это делаю.
Опётся на руку, открыл глаза, включил диктофон. Человек стал рассказывать. Говорил глубоким и спокойным голосом.
Потом опёрся на руку и стал говорить голосом ещё глубже. Потом... Меня пробила Одна Великая Мысль, не относящаяся к теме и я задумался, и его вдруг (точно)пробила Одна Великая Мысль и он тоже задумался... Одна Великая Мысль пробила девушку проходящую мимо... Картина напомнила мне шурика, когда он нетрезвый... Я помотал головой и очнулся, кто-то должен был это сделать иначе бы весь мир через час заснул - с ним случилась бы Одна Великая Мысль.
main

Камышовые мыши

Станет днём тишина, станет реками даль,
В тёмно-серой туманной тиши
Камышовые мыши с зубами как сталь
Будут ночью качать камыши.

Станет ветер - и вдаль понесёт тишину,
С тонким запахом топи и тьмы
Кто-то вздрогнет и подойдёт к окну
Из себя превратившись в "мы".

И заплачет. Так горько, что станет гроза
И так долго, что станет свет.
Камышовые мыши протрут глаза
И уйдут. И вообще их нет.