March 31st, 2009

main

***

Тихо смеюсь. Следующий репортаж, который готовим, вчера смотрел материалы к нему - ну ни одной фишки, хоть тресни, полное пустое место, хоть плачь, журналисту делать нечего, это все равно как ободрать старые газеты со стены и сделать по ним статью - компиляция, выкинь нах называется. Не верю! Во мне проснулся Станиславский.
Стал рыть. Рою, значит, рою. Бац! Вспоминаются "Горячие головы", когда пилоты, собравшись в казарме обнаруживают, что все герои фильма или родственники или их папы друг на друга не без успеха поохотились. Начинаются высокие отношения. Ну, прием такой кинематографический.
Так вот техник станции, оказывается, строил одну из первых подводных лодок, которая даже слегка попринимала участие в боевых действиях в Крыму. Но, поскольку лодок было всего две, и одну из них покупали у, кажется, англичан, и так и не купили, потому что швед-проектировщик фигово закупорил... Швед. На этом месте меня пробивает какое-то тяжелое воспоминание, типа дежавю. А не позвонить ли Генбергу на досуге, один из родственников которого когда-то принимал участие в постройке одой из первых подводных лодок... Годы совпадают.
*Мотает головой, расслабляется, это уже извращение ей-Богу*.
Но... Вы понимаете, как тесен мир?
main

***

Ну и ещё по ходу небольшая находка.
Александр Грин, если помните такого, был не только, как любят озвучивать, великим романтиком-писателем, но и большим поэтом.
Стихи его правда очень симпатичны. И мне было радостно читать их - понимая и делая отметку у себя в голове - что угу и все такое.
Вот к примеру, 1913 год.

Придешь ты - и счастьем повеет
В жилище моем.
Уйдешь - и незримо тускнеет
Лазурь за окном.
Без мысли, улыбки и силы
Я жить не хочу.
Но образ твой, близкий и милый,
Подобен лучу.
Но глаз твоих нежных сияньем
Я крепок в борьбе.
И радости кроткой желанье,
И мысль, и улыбки - тебе.

После чего, как утверждается, Грин, писая кипятком от счастья, встретил февральскую революцию 1917 которая дала поэтам свободу и все такое и ты ды и ты пы и тут же пошел пешком из Финляндии в Питер.
Кадетский журнал "Солнце России", 1917 год.
"Рождественский дед"
Концовка:

"Прощайте на этом!
Запас мой иссяк,
Волшебства теченью
Печалится всяк,
Смотри:
Неоглядный
Смеющийся мрак..."

Бодро главное. Я по ходу просто подумал о восхитительной способности человеков к приспособлению. Кто и зачем творит историю поэтам в общем, все равно, похоже, был бы повод выпить, закусить и потрындеть. Романтика вообще без овоща трындеца не может.
Оттуда же, просто чтобы реалии, так сказать, были понятны, не из Грина:
"Великий русский народ прошлого сказал: курица - не птица. Великий русский народ настоящего подтвердил: курица - не птица, а целое состояние".
Да им просто было нечего жрать, прости Господи. Тут только на романтике и выгрести можно было. Пустой желудок способствует. Но я ехидно замечу что тухлое мясо и обнищавшие рабочие 1917 (судя по фотографиям в журналах) как-то совершенно не катят на казанских сирот. Чтоб я так жил какие они сироты, у матросов вообще морды на полчетвертого и сильно заметно что сейчас будет не октябрь, а март. Понятно, что беда народная была чудовищной и непреходящей, это ясно. Но, кажется, октябрьскую сделали уже не с горя, а от нефиг делать. Им уже ничего не хотелось, так почему бы не устроить революцию, к примеру?
А потому что трындеть надо было или меньше или по крайней мере соображая чего трындишь. Я так представил, как в этом адском месиве неогламура и тяги к путешествиям вдруг появляется Володя, лезет на бгоневичок и оттуда Остапа понесло. Хлеба было достаточно видимо, а хорошее зрелище обеспечили большевики. Остальные просто неготично все делали и с ленцой.
Но были, были в те времена и порядочные маньяки :))) Наши люди.

Collapse )
twins

***

И вообще, главная ошибка тех, кто пытается анализировать современную культуру как раз в том что анализировать столетнее вино и мочу можно, конечно, одним и тем же методом, не вопрос. Но культуру и бескультурье - нельзя, ибо чревато последствиями. Потому что дурак-лаборант сольет ингредиенты в одну кружку. А сторож выпьет. И скажет - "вот дерьмо"... И ведь прав будет, собака.