April 27th, 2009

main

Линдуловская роща

С удивлением обнаружил что ваять больше не из чего, кончилась вся природа, не осталось ничего.
Мы со Светой подумали и решили тогда поехать за город и поснимать - она фотоаппаратом, я камерой, чтобы было.
Доехали до Рощино и пошли в корабельную рощу.
Много наснимали, а потом я попросил Свету снять меня, потому что у меня ничего нет в смысле фотографий. Ну, это... В общем, немного увлеклись и обснимали все, что было заодно вокруг.

Collapse )
reading

***

А это просто поделиться хочется - потому что красиво было.

reading

***

Зараза такая стал - придумал рецепт от мизантропии и мизогинии одновременно. Когда вдруг от окружающей действительности начинает подташнивать, делаем раз-два-три и окружающую действительность начинает тошнить от самой себя. Почистил ботинки и хоть бы что.
Одному человеку как-то сказал: - а вы, братец, пакостник.... Теперь думаю - вот дурак, это же хоть сто раз озвучивай - все равно же мимо. Но, спрашивается - кому хуже-то? Вот когда на тебя смотрят большими честными глазами (не люблю, да) поди надавай по шее - за что? Оно же станет жертвой и будет куда симпатичнее выглядеть. Тоже рецепт - дать по шее когда сильно станет заметно уже что жертва. Потому что весь курятник уже будет смеяться, очевидное - неизбежно, вальс - раз-жертва-два-жертва-три-жертва-четыре-жертва, тыдыщ, та-та-та.
Однажды она вела образ жизни,
Однажды он вел себя...
И все было чудно и, в общем, прекрасно,
Пока это был не я.
Шекспир. Акт третий. Не тот.
Мизансцена - Йорик много думал да в суп попал.
Она, страстно хватая его за что попало, пулеметной очередью внахлест целует его, чавкая, в хвост и гриву, провинциально, чтоб было.
Он копает, потому что что ещё в этой ситуации делать?
Она смотрит ему в глаза и вспоминает что пора на танцы, быстро надевает что нашла и бежит на бал.
Он, тем не менее, хотя бы вытерся, но в лёгком офигении.
Шут:
- Был я молод, был я весел...
Шуту под 30 - Европа не терпела долгожителей, чему способствовала чума, инквизиция и придворные дамы.
Не врешь - не обедаешь, да. Но и переосмысливать действительность не приходится. Раз в месяц.
reading

***

Ужас в том, что я соверешнно всерьез верю, когда человек, к примеру, встает в полный рос и жилы стянув, бросается в бой и верит и любит и пьет. Или плачет и бьется об стол. Или счастлив и думает что. Или завтра родит паровоз.
Нет ничего такого, что бы было, кроме того, что есть. На 99 процентов это фантомы воспаленного сознания. Ничего не происходит. Кажется, что происходит. Им кажется. Но это не так. Двадцать, скажем, поездок за границу, сколько-то там пробуждений и походов на работу, определенное количество разного качества обедов, пропущенных сквозь пищевод, тясяча кинофильмов и три тысячи книг (оптимист я, ага), и всего один поход на кладбище во главе процессии. Остальное - приснилось. Подвиги, приключения, любовь. И даже дети зачастую получаются случайно и годам к 15 родители обнаруживают что... это не их дети! Рожали точно не это. От них должен был родится другой, совершенно другой ребенок. Вспаханное поле и заход солнца - и смерть, в общем-то добрая старуха, которая останавливает сон и делает последнее "не хочу" единственное пронзительной реальностью внезапно обездвиженного телевизора странных снов. От следов же, оставленных на камне, обычно отворачиваются - это не поле, тут поливали кровью. Неприлично, кошмары же сниться будут.
О! Я склонен очень уважать все это, и верить - хотя теперь все слабее и слабее в натуральные продукты сновидений. Только по мелочи считаю ещё что надо замечать кого - или кто тебя трах... в общем име... это, берет за душу. Ну, не за душу. Да, и неплохо бы работу делать так, чтобы на камне оставался след не помады.
Однако я не люблю когда люди снятся сами себе. Это не очень здоровое занятие.
Нет, я не про это. Это можно - когда один и выдумать себя и сделать - себя же. Я про другое. Когда только себе сниться. Вот что уважаю - приснилось - и танком. Чтобы было похоже. Гут :)