May 31st, 2009

twins

***

Интересно как - прожужжал все уши про то, как человек программируется. В общем, да, пока этого не услышишь из чужих уст, не поверишь, такая печать со штампом кто виноват. Ну, надо. Программируются все - легко. Но никто не может сам по себе распрограммироваться.
Ха, но на себя-то ни разу так и не примерил. Если программаторов гора, перепрограмматоров море, чай, все психологи, а распрограмматоров кот наплакал... Вот я зачем, оказывается. А пойди-ка, Слав, перечитай Лао Цзы, который как-то сказал, что просто сидя на берегу реки, рано или поздно увидишь труп врага. Цзы, который Лао, правда не сделал ремарки на предмет, кто из врага врага сделал, и что у трупов есть привычка бодрым брассом плавать против течения, махать красными флажками и петь вьетконговские песни, что он не труп и ему все это на самом деле снится, броня крепка и хокки наши кратки... Но тогда времена, видимо были простые, деревенские и про спорт никто ещё не слышал. Ой. Доброе утро всем, кстати.
twins

***

Есть формулы, просто описывающие состояние. Я чаще стал думать о том, что школьный курс математики сильно подгадил старику лорда Дансени и его капусте, и никакой радостный зверь не справился бы лучше. Так сурово и так всерьёз учителя требуют упрощения формул, что подростки привыкают к этому и, когда становятся взрослыми людьми и сталкиваются с действительно сложным логарифмом, который за здорово живешь не возьмешь, они пытаются его упростить или свести с общему знаменателю несколько.
Продолжатели дела Пушкина, Ломоносова, Менделеева (на каждой скамейке)... Может быть поэтому они и считают себя дейтствительно - продолжателями? Но умные и хитрые гении действительно... обхитрили человечество на долгие времена вперед - он так высоко подняли планку, что их дело действительно можно только продолжить - с той отметки, где остановились они, no more, no less. Компиляторы и подражатели никак не справятся с такой работой, они будут раз за разом сокращать, упрощать и подгонять под существующую действительность.
Однако гении хорошо знали, что никакой существующей действительности, из которой исключена преодолевающая и прыгающая через себя работа Духа просто не существует. И даже предполагали создание целых институтов, социальных или релишиозных, упрощающих эту действительность до бытия, определяющего сознание, в котором нельзя жить, в котором можно только существовать, изыскива одновеременно, постоянно и вялотекуще смысл этого существования или... упрощая формулы бытия, пока они не упростятся до того, что от самого понятия "жизнь" будет бить током. Эта работа подобна работе геологоразведчика с ледорубом, ищущего черного кота в черной комнате. Скажите, зачем ему ледоруб? Выйти на свет или открыть дверь - почему это так редко приходит в голову?
Потому что там стража Букингемского дворца - дикие индусы с дикими ружьями и - у каждого в мешке - те самые невероятно сложные логарифмы, которые, пока не возьмешь... Так и останутся невзятыми. Это очень страшно, да. Но черная комната и черный кот - хуже.
Те же гении, чувствуя ветры перемен, отлично чувствовали и его запах - что мертвечины - здесь гениальнее Честертона, пожалуй, не было, что живого - и здесь отличился Льюис. Они создавали мир. Они умели это делать. Но это был именно мир - не убежище, а мир - как выход из постылой тюрьмы, трогательно живой и - независимо от того, светлый или темный - всегда свет-в-конце-тоннеля.