July 2nd, 2009

main

Из Пристли

А ваш недостаток, Тарлингтон, это - спесь. Вы всегда помните, что вы - привилегированная особа, ничего общего не имеющая с чернью, и вы хотите какой угодно ценой сохранить свои привилегии. Вы ненавидите демократию и все, что с ней связано. Ваше упрямство, дерзкое высокомерие, любовь к власти и самомнение мешают вам примириться с нею. Когда Гесс прилетел в Англию, он рассчитывал именно на таких, как вы. На то, что вы настроены прогермански, антипатриотичны в обычном смысле слова. Прошлая война, по-вашему, велась исключительно в национальных интересах, и, вероятно, тогда вы честно воевали. Но эта война, совсем другая, вам не по душе. Я слышал на днях вашу речь. Вы, как и все вам подобные, уговаривали народ знать свое место, воевать, и трудиться, и страдать, чтобы поддержать то, во что он больше не верит. И каждое ваше слово - еще одна пушка или бич в руках Гитлера и его шайки. Но вы несколько умнее и бессовестнее большинства себе подобных, и вы поняли: чтобы сохранить все, что вы хотите сохранить, нужно, чтобы народ не выиграл эту войну, а фашизм не проиграл ее. И нацисты убедили вас, что только их победа даст вам ту Англию, о какой вы всегда мечтали, то есть вы с кучкой избранных подниметесь на вершину, а простой народ навеки останется в прежнем положении. И вы пошли по извечной кривой дорожке... покатились по наклонной плоскости... болезненное честолюбие, спесь... ложь... предательство... убийства... и вы проиграли, Тарлингтон... проиграли... и если вы не хотите... остаться в памяти всех... английским квислингом... то у вас один выход... только один...
Я не мог больше выговорить ни слова: вся комната содрогалась и пульсировала, как мое плечо; ослепительные вспышки света сменялись черным мраком... Но, к счастью, мне уже не надо было ничего говорить. Без удивления, словно во сне, я увидел, что дверь отворилась и проем заполнила массивная фигура инспектора Хэмпа. Я сознавал даже в ту минуту, что его приход окончательно решит дело.
- Хорошо, инспектор, - услышал я голос полковника. - Погодите минутку. - И он вышел в соседнюю комнату.
Прежде, чем кто-либо из нас успел шевельнуться, раздался выстрел.
Говорят, что я сказал: "Что же, другого выхода у него не было". Но я этого не помню. Я потерял сознание.

Ну да. А вот в фильме "высокий блондин в желтом ботинке" эта же сцена звучит гораздо реалистичнее...
И снова из Пристли:
- Неужели мир и вправду такой?
Инспектор наклонился и с любопытством посмотрел ему в глаза...
- Да, он такой. Любопытно, а вы ведь его видите совсем другим, да?...
Мне страшно почему-то. Мне на самом деле страшно, без дураков.
reading

***

Вчера поставили эксперимент на мышах. Удачно и познавательно, в общем. По ходу понаблюдал.
Саруман радужный, видимо, - это такая квинтессения из предчувствия, хотя какое уж тут предчувствие - это всегда так было. О градации цветов - от черного к белому. Серый - стремление к белому, вперед. Радужный - назад, потому что никак иначе - черный цвет благороден, и отступников назад не пускает. Поэтому Саруману никогда не стать Сауроном.
Те, кто видят мир многогранным и готовы его принимать и понимать с любой точки зрения, в конце концов лишаются своего куска мира и своей грани. В конечном итоге мне кажется это слишком сложным и неудобным - просто забыть о его существовании, сделав мозайкой из мнений и ощущений, примеряя их на себя и пытаясь выбрать удобный на сегодня аспект реальности. Потому что это как кубик - он все равно выпадет не той гранью. Свет белый, если его разложить, получится радуга. Но сложить назад - не удастся никак. Дети играют в паззл - пытаются сложить то, что разложили по полочкам взрослые. Подростки играют в мозайку - уже не пытаясь сложить, пусть упадет как вышло. Взослые разрушают мифы и цинично стреляют по манекенам. Будьте как дети, угу. Иначе же не видать же царства небесного.
Я не затем, чтобы в тысячный раз повтороить прописную истину - тот, кто бросил свой паззл - умер и восстановлению не подлежит и тот, кто бросил нить - не свяжет даже слова, он сможет только философствовать на заданную тему... слов.
Я к тому что - выбирая путь - прямой выбирать - удобно. Только... очень не скоро становится удобно.
main

***

Злее папы зверя нет.
Ребенок вчера завалил винды. В труху притом. Правильно, сидит надутый - все дрова уже нашел для машины, а теперь в качестве особо изысканного издевательства и уже просто из альтруизма (хотя, куда ему деваться?) сидит и собирает слакс рабочий со всем барахлом, которое нужно чтобы работать на пустом винте. И пока не соберет, не видать ему виндов, как своих ушей.
Да, я все знаю, я сам плачу и мне больно. Но...
twins

***

Мда. По крайней мере отправную точку лхасской задницы обнаружил. Нет, я знал что есть такой способ - пнул человека - человек подумал что за черт, озадачился, пошел дальше, пожал плечами. По идее работает со всеми. Хорошо, я тоже дура и блондинка. Пожал плечами пошел дальше. Дура и блондинка. И даже ещё дурнее.
Одного понять не могу - счастье. Практически полное. Одышка прекращается, взгляд бодрый, на лице следы всего одного стакана вотки. Вечером, когда весь мир уснул, пролетал над городом назгууул.
Знаете, когда я вижу эти глаза - глаза внезапно пришедшего в себя до того аса, а теперь просто таки пилота-колобка, мне хочется пожать мужественную его лапу и... ничего не говорить. Я в восторге. Жму лапу. Спасибо, дружище. Черт, я ещё и улыбаться как последняя зараза при этом научился. Был такой смешной мультик когда-то - паровозик из Ромашково. Там паровозик сбивал график и постоянно филонил. Закаты, ромашки и все такое. Взгляд внутрь изнутри. В общем, он, конечно успел. В общем, куда надо успеют все, однозначно. Но я хотел бы - Господи - если ты добрый и - если можно - как-нибудь объехать по запасным путям все те станции, где будет закат, ромашки, радость по самые уши и прекрасное далеко, которое не жестоко. Потому что с запасных путей видно изнанку сурового холста. И не слышно объявления по станции - "товарищи пассажиры, экпресс в девяты круг нарисованного рая отправляется через три минуты и вы бы заняли уже места согласно купленным билетам, потому что...". Впрочем, никто не остается, дураков нет. Все знают что там - со стороны запасных путей. Изнанка холста, дизель-генератор для солнца и чертова подвеска до Лхасы, на которой дышат, глотая очень, очень разреженный воздух.
Упускаю свое призвание, надо было все-таки уйти в электрики :).