September 2nd, 2009

reading

***

Кажется, по ходу, я случайно снял свое шоу.
Смеюсь.
Сегодня подумал, что ещё одна любовь стоила куче людей кучи денег. Про ту кучу, которую принесла, все тут же забыли.
Забавное существо человек.
Я не знаю, как именно назвать то пространство, где цинизм заменяет ум. Приходит в голову только одно слово но, кажется, аналог найдется вряд ли.
Вот есть коллегия адвокатов, к примеру.
Видимо, есть ещё коллегия неудачников по жизни.
Что забавно - по моим наблюдениям за последние несколько лет, это можно сравнить с тем, как человек оказывается впереди всей очереди к лотку, где торгуют фруктами и овощами. Сверху, к несчастью, помидоры всегда с гнильцой. Про персики я вообще молчу.
Удача любит подготовленных? Я не знаю.
Терпеливых, пожалуй. Ум стремителен и опрометчив, мудрость умеет ждать и доделывать до конца.
main

***

На работе начали хохотать.
В общем, как обычно все.
Самому становится забавно и легко. Наверное, можно уже за все остальное браться потихоньку. Только трап назад - я самое главное забыл.
Очень устал, даже не успеваю набезобразничать. Хотя уже - благословенная осень. Легко.
main

Про любовь

Я очень долго смотрю туда, в пустоту, которая осталась.
Я одно могу сказать, и, пожалуй, скажу.
Мне страшно хочется сказать одну штуку и успокоиться - да, мир такой как есть, так делают все, это просто оттенки бытия.
Я скажу другое - каждый - слышите - каждый день так или иначе я вижу людей, которые отваживаются - снова и снова - раз за разом - понимая все до последней капли - и всю боль, которая будет и предчувствуя эту страшную пустоту и отчетливо понимая - что это ребячество и глупость - отваживаются любить.
И мне кажется, мир стоит до сих пор только поэтому. Иначе бы в нем не было ни капли смысла, кроме проштампованного.
Так вот я, пожалуй, скажу, другое - будь благословенны любящие.
И пусть как можно дольше и спокойнее живут те, кто отрывали от них куски их сердец. Как можно спокойнее, обеспеченнее и дольше. Потому что, знаете, что я думаю? Что им нельзя умирать. Никак нельзя. Совсем никак нельзя. Я бы не рискнул ни разу, после какого угодно количества как угодно праведно прожитых лет.
Сегодня видел глаза человека, которого предали. Нет, не развели, не бросили, не обменяли - все это множество красивых эпитетов не работает суррогатом для того единственного, что определяет этот поступок - предательство.
Я думал, мне будет хотеться ну там поколотить, уговорить, как-то... блин ну как-то так сделать, чтобы этот - второй - подонок (или идиот) понял, что он сделал.
Но я не хочу. Потому что этот волчий загнанный вой внутри зрачков - который пронизывает болью даже просто стоящего рядом человека...
В общем, я понял, что у него не вырвали сердце - предатель не может взять не свое, он берет то, что можно убить - но - Бога ради, зачем оно ему теперь - мертвое? От этого избавляются и вытирают дотла.
Нет. У него не вырвали сердце - ему вложили... живое.
И все вокруг сменило вес и цену. Много можно спорить о качестве жизни того и другого - но оценить теперь не получится.
Каждому свое - одному - меру, второму - то, что не мерой дается.
Было жутковато.
Но не за того, кому было больно.
Я даже не стал ничего говорить, он и сам знает.
Знаете, что самое отвратительное? Что, когда говорят потом - да ничего страшного, сто раз ещё будет. нашел (нашла) из-за чего себе нервы портить и смеются над тем, как человек себя истребляет, а именно так и бывает обычно - как правило во-первых экономят свои нервы, а во-вторых, не замечают насколько сами при этом становятся чуть-чуть даже дальше тех, кто предавал.
Есть только один способ чтобы прошло - научиться верить так же, как верил, когда любил, только без допинга. И, когда сможешь - а на это уходят долгие годы - тогда преодолеешь. Я думаю, это именно как барьер - сначала звуковой - потом световой. Где-то так.