September 15th, 2009

main

Это тебе

Это словно дотрагиваешься до ледяной стены ладонью – уже не оторвать, пока не замерзнет сердце. Это словно дышать расплавленным ветром – он выжигает дыхание, губы немеют. Это словно ждать себя у берега моря, глядя в зеркало закатного солнца. Это словно искать иголку в стоге сена и находить раз за разом ежей. Это похоже на то, как, поднимаясь выше, видишь все глубже и начинаешь бояться не высоты, а глубины. Словно смотреть сквозь глаза и читать то, что написано на затылке внутри. Это слово раз за разом возвращаться домой и видеть там салат оливье и людей, которые его едят, отмечая что-то раз за разом. Это дрожать от страха, глядя на то, как люди смеются над тем, на что даже нельзя смотреть. Это терпеть боль, давая ей проникать все глуюже и глубже, выжигая странный узор, похожий на то, как жук проедает древесину мертвого дерева. Это как пить воду, чувствуя терпкий вкус вина и пить молоко, чтобы остыла голова. Это свернуться калачиком и не смочь заплакать. Это понимать все, не зная ничего наверняка. Это когда ноги режет осока, а ты любуешься цветом багровых следов на желтом песке, улыбаясь гармонии этого цвета и закатного солнца. Это отворачиваться от звезд потому, что туда пяляться все кому не лень и брезговать красотой пирога, разговаривая с его начинкой. Это знать твердо и быть верным и звать криком и молчать так, что дрожат дома. Это всего-навсего ты – смеяться – и – всего-навсего мир – плакать. Это то, что называли горем матери, потерявшие детей и то, что называли радостью выжившие в эпицентре. Это чувствовать взгляд за тридевять земель когда он в спину и не видеть глаза, которые смотрят в упор, это стрелять в воздух и попадать в сердце, это ловить пулю зубами. Забавно, что это все – есть. Но, когда ты смотришь, этого словно нет. Ничего нет, кроме. Понимаешь? И на макушке холма с серым вереском остается только дождь, который вместо того, что не вытекло из глаз. Это все ты. Хотя ты и не здесь, да и сроду тебя тут не было. Оглянись, а? Она тебя догоняет, видишь? Она старается, понимаешь? Только не смейся, конечно не догонит. Да и я не смеюсь.
twins

***

- Ты действительно считаешь что возможен диалог между мужчиной и женщиной?
- Конечно считаю.
- Как ты это себе представляешь? Без доминанты?
- Ну как-как. Смотри, один начинает говорить, второй начинает не слушать. Потом тому. кто начал первый, дают по лбу сочувствующие. затем второму прочищают уши. Потом подтягиваются те, кто всегда прав, потом, как тяжелая артиллерия, родственники, затем стороны делятся на красных и синих и занимают левый и правый окоп, синие молятся Маннергейму, красные считают. что главное Буденный. Затем происходит артподготовка и метание копья, затем все прижимают уши и вызывают авиацию. ЗАтем начинается победоносный блицкриг в обе стороны, затем...
- Ээээ. Стоп. Ты ничего не забыл? Я сказала диалог.
- Я понимаю. Но современный мир так устроен, что только в такой обстановке и удается спокойно потрахаться.