October 21st, 2009

twins

Ulysses

Марта сидела неподалеку от неё и равнодушно перебирала в руках камешки.
Герти посмотрела на неё и подумала, что Марта была всегда немного со странностями, ведь даже Джек-Потрошитель из мясной лавки, когда пытался к ней подкатиться, так и не понял, говорит она с ним или продолжает разговаривать сама с собой. Герти вспомнила его лицо и улыбнулась про себя – немного болела простуда на губе и ещё совсем недалеко от неё остановился очень красивый мужчина в сюртуке, из кармана которого торчала цепочка от карманных часов. Мужчина был очень обыкновенный с любой точки зрения. Наверное, Марта отметила бы и слегка засаленный краешек кармана и не слишком мытые волосы и потертую цепочку от часов. Но она бы, конечно никогда бы ему об этом не сказала. Но он бы, кончено все понял и Марта ушла бы ни с чем.
Герти покраснела, потому что она заметила на мужчине лишнее. Её всегда привлекало это лишнее, но она очень смущалась и никогда не подходила к мужчине слишком близко, чтобы рассмотреть это как следует. Она была подслеповата и. конечно, никакая порядочная девушка не приблизилась бы к человеку так близко только затем...
- Ах, - подумала Герти чуть не вслух, и сама себя испугалась, но вовремя вспомнила что у неё астма и, даже если она сказала это вслух, он бы все равно не услышал - Какой же чудесный сегодня день. И солнце так приятно греет затылок. Конечно, недавний энцефалит делал небезопасным пребывание на открытом солнце и, конечно, Марта могла бы взять с собой из дома зонтик. Но она ведь такая, никогда ни о ком, кроме себя не думает.
Блум остановился возле девушек и делал вид, что смотрит на море. Но краем глаза он отметил про себя и капельки крови на только что проколотых ушах и туфельки, в которые попал песок и тонкую бледную ногу, которая торчала из-под слегка приподнятого платья. Что-то странное происходило с ним – он словно почувствовал жалость, смешанную с тонким восторгом, который случается от крепкого вина и ливерпульской сборной.

Collapse )