October 30th, 2009

reading

***

Эктремальный цинизм - вот как это называется.
Человечество вообще любит такие виды спорта. Вот прагматизм кончился глобализмом. Мне все хочется представить чем может кончится этот этап, но все отчетливее понимаю, что рано или поздно все "...измы" кончаются "...логиями".
Потому что нельзя же все время чесать (какой я приятственный аналог нашёл, надо же), иногда надо и смазывать.
Во имя неувеличения энтропии.
Ботаника спасет мир. От ботаников в частности. Есть все-таки в природе предохранители. Типа ониме.
main

***

Внезапно накрыло ощущение победы - проезжая под сенной, я вспомнил кусок разговора - она все-таки рассказала всем ту версию, которая была удобна. И это - победа, потому что лучше любое вранье, любая девочковая чушь, любое предательство, любая подлость, чем - промолчать.
Все-таки два года пошли не зря и не коту под хвост.
Я получил свою правду. И тихо и как-то очень внезапно помолился внутри - с какой-то невероятной благодарностью - все-таки самая крупная мерзость не случилась. Она не сделала этого. Правда, пришлось дать по морде и явно издеваться два года и все же - можно потерять все, но нельзя терять душу. Я думаю, она сохранила её. Где-то очень глубоко внутри, незаметно. Но - сохранила.
Мирно стало.
reading

***

Этот опыт - поснимать свадьбы - был очень полезным.
(Хотя первоначальная идея была другая - добить себя, глядя на целующиеся парочки)
Сегодня было ощущение что эта последняя и я решил снимать нон-стоп, как бы бонусом. Просто проверить себя на выносливость – пять кассет – десять часов съемки.
А что это был за опыт я много думал. Кроме денег, а они очень немаленькие.
Беременная девочка - костяшки – сегодня, когда жених задрал ей платье чтобы снять подвязку, я чуть не выронил камеру – я никогда не видел таких тощих ровных ног – словно щепки. Кесарево, видимо, неизбежно с такими узкими бедрами. Зачем? Два года вместе, любовь до гроба, целуются насмерть, полное счастье. Три года – максимум, этот брак исчерпал себя до того, как состоялся. Нет, они не разведутся. УЖЕ незачем.
Предыдущая девочка была на четвертом месяце.
Фата.
Я снимал её (девочку) и думал – Бога ради, но зачем ей фата? И той и той? При уже слегка заметном животике. Зачем? Всем же видно. Что за удивительное чисто девичье свойство – когда уже полная жопа, они будут рыдать от счастья от того, что получили свой кусок. И они плакали. Кумир – кумир, волшебный, которому они по барабану – вот он , рядом, его можно потрогать руками, поцеловать, лечь с ним в постель, обмирать от восторга что он – её....... И стыдится презрительных взглядов, отчетливо понимая, что о лацкан его пиджака не каждый плебей выдержит чтобы не вытереть нос или высморкаться, не заметив внутри пиджака человека, потому что по факту его там нет.
Интересно, сколько времени пройдет прежде чем другой, улучшенный кумир положит голову ей на колени...
Три года – предел. Три года. Черт побери, что они делают?
Сначала сердце разрывалось смотреть в видоискатель, потом... Потом я перестал об этом думать, переключив радар на гостей. Ни слова правды.
Что это за ужас? Зачем они это делают? Я отказываюсь понимать, зачем девочки – умнее, добрее и сильнее первого попавшегося под руку чмо, берут его себе. Возможно разрешенный секс намного важнее любой религии и каких-то моральных тормозов. А уж башку сносит напрочь.
Сделал себе поблажку – ни грамма с утра во рту не было – на свадьбах не ел и не пил – и без того тошнит от того, что я помог им подписать себе смертный приговор - на обратном пути решил поесть.
Выпил пива и съел барашка.
Холод.
Тишина.
Они уже дома. Счастливые и... мертвые.
Ребята, если у кого-то будет нужда поснимать похороны, позовите, хорошо? Я хочу. Как-то... добрее там. И врут в сто раз меньше.