November 3rd, 2009

reading

***

- Я знаешь чего не понимаю? Вот смотрю я на нас и думаю, что мы ещё умеем. Мы люди какого-то странного поколения. Вот смотри, я кем только не был в этой жизни, и даже начальником фармацевтической фирмы на госзаказе, а потом пришел сюда и теперь я человек, который может отреставрировать циферблат.
- К тому же единственный в своем роде.
- Ну да, а что делал ты в этой жизи вообще страшно подумать. А теперь ты пришел и спокойно делаешь эту работу.
- Не спокойно. И я уже делаю другую.
- ???
- Я делаю журнал, весь, целиком. Рука дрогнула.
- Вот я про что. Мы же этого не умели, но сделали.
- На минуточку, я это умею. Я не умею делать всё (*то есть, скажем, верстаю я через пень а потом колоду*), но вполне умею, журнал это не очень сложная работа, вот книга - да, сложная.
- Все равно. Мы это делаем. Не имеет значения, умеем или нет - но делаем лучше профессионалов иногда.
- Сейчас не слишком трудно быть профессионалом. Стоило бы начать с того, что немногие помнят, что это такое.
- Вот и отличие.
- Возможно. Мне кажется гораздо более ценным свойство не бояться и не спрашивать совета. Но - возможно. Я не слишком много думаю об отличиях, я гораздо чащу демаю о пределах - и о резервах человека. Мне не кажтся, что человек становится обезьяной, когда берет палку и не тогда, когда перестает учиться - мне кажется, это происходит тогда, когда он или тонет в море информации и становится неразборчивым либо когда наступает предел его понимания. И тогда он берет вместо рычага архимеда палку. И по закону архимеда, вытесняет жидкость. А потом по закону дорогого нашего ньютона падает вниз, как яблоко.
- ... и его ловит женщина.
- Ну да. И ест.
twins

О, придумал.

Гугль чем-то подобен Газпрому, который сосет нефть и производит купюры.
Так же как поток нефти, переливаясь из одной емкости в другую, сгорает потом в карбюраторах и топках, следуя требованию мирового сообщества - "дайте горючее!" так и гугль, переливая информацию из пустых голов в порожние, следует требованию оголтелого человечества - "дайте контент!". И контент послушно сгорает в головах журналистов, аналитиков, киноманов и простых советских дворников потребителей контента, производя дым.
"Я сел в автомобиль, и, выпив путылочку великоллееееепнейшего алкоголя, понесся навстречу неизведанному"...
"Нашисты безголовые прихвостни нехорошейшего Путинизма"...
"Либералы, следуя свободной воле волеизъявили инертный газ в знак протеста против протеста"...
"На Берклей-сквере Томлинсон скончался в два часа, и кончина его была благооополучнейшей"...
"А если вы хотите меня увидеть,я покажу вам свежайшие фотографии"...
"Она выпрягнула из платья и расплескала по мокрому асфальту кровь своего сердца"...
"Современная журналистика подобно катку-мастурбатору, делает одновременно приятно и укатывает в тонкий лист и без того приямые извилины. Это быдло виновато. А журналисты нет."

Я придумал концепт.
Фиг вам мы дадим, а не контент.
Отберите.
main

Аптека

Сегодня живот побаливал с утра, опрометчиво поел не там где стоило бы.
Метро как раз сломалось утром и зашел в аптеку купить на всяикй случай угля и левомицетина, и линекс.
Девушка за стойкой мрачная и усталая, ей скучно до смерти. Не только повышать продажи, но и вообще жить. И пмс тут ни при чем.
Жертва на горизонте.
- Девушка, у вас есть левомицетин?
Мрачно в усы:
- Нету.
- А линекс?
- Есть. Сейчас принесу.
Идет, приносит. И решает порадовать:
- Знаете, а у нас сегодня для вас сюрприз, каждый, купивший пачку линекса получает вторую в подарок, новый - линекс-био, он содержит 10 процентов живых бактерий.
Я тихо фигею - это все-таки лекарство, ну, положим, можно, наверное, и без рецепта, но чтобы вот так запросто... Меня неудержимо пробивает на смех:
- Спасибо, отлично, это как раз к левомицетину подойдет, которого все равно нет...
- А?
- Говорю, к левомицетину отличная штука, видимо, стоит принимать вместе.
- Ээээ... Извините?
- О Господи, ну левомицетин убьет 10 процентов бактерий, а линекс восстановит. Так и вылечимся.
- От чего?
Я медленно начинаю смотреть ей в глаза.
Женщина - это как король. Если дотрагиваться, только до головы, как говорил товарищ Кромвель.
Она - в мои.
Я начинаю чувствовать себя Блумом. Она, видимо, Герти. Я медленно протягиваю 300 рублей. Она медленно дает сдачи. Утро перестает быть томным. Я медленно отступаю к двери, стараясь не поворачиваться к ней спиной, она медленно сползает под стойку, делая вид, что у неё там дела. У неё там пистолет, я знаю.
Любовь - это когда ещё есть шансы уйти живым. Остальное - привязанность. В принципе, левомицетин должен немного помогать.