November 7th, 2009

reading

***

Будет свет.
Когда даже музыка перестанет трогать сердце.
Когда она будет казаться лишн... просто -казаться. Но тогда перестанет казаться всё. Станет словно касанием камня, ты опрокинешь руку и запястьем будешь греть камень. Наверное, ты подойдешь к окну.
Там все не так. Там совсем ничего не будет. Это не машины. Это не люди. Это не ты - ты уже ушла отсюда. Я знаю, что незачем поднимать голову - небо так не рассмотришь. Только опустив голову мы видим звезды. Только закрыв глаза мы видим сквозь. Только оглохнув от рева, мы начинаем слышать неимоверный грохот тишины. Только споткнувшись начинаем ходить. Передвигая не ноги, слова, которые не надо произносить вслух, которые говорят внутри глаз.
Подожди, не уходи без меня. Я обещаю не догонять, правда.
Если взять карандаш и провести им линию на ладони, можно по-настоящему улыбнуться.
Настоящее. Заведи часы - они будут ходить двое суток. Люди пытались обмануть время и придумали часы, которые ходят годами.
Но настоящее время показывают часы, которые остановились.
Потому что когда перестает качаться маятник, слышно, как стучит сердце. Оно стучится. Не надо дергать ручку, в окно не видно того, что есть на самом деле.
Посмотри, как летит последний лист. Летит. Как шумно.
twins

Немного Павловска



Сегодня поехали прогуляться с piphagor72. Павловск сонный немного и пустой. Наверное, потому что мы рановато собрались.
Первый снег, тихо. Славянка грязная, зато белок уйма и наглые, одна пока её по носу камерой не щёлкнул, не ушла.
Назад ехали долго, пробки.
Зато погуляли хорошо.
Маш, я все-таки стащил твою песенку про дракона и в клип вставил, оч. нравится.

main

***

Я вообще открыл америку. Оказывается, мир не черно-белый, угу.
Он черный, белый и прослойка.
Черный и белый ещё могут договориться до чего-то разумного-доброго-вечного, прослойка или принимает какую-то из сторон (апплодисментами), либо начинает считать себя разноцветным калейдоскопом в центре событий и жизни. И, как Швеция в войну, продает подшипники и нашим и вашим. Потому что или нейтралитет или просто всех любит до неразборчивости, ходит на демонстрации и сражается за что ни попадя, в основном глядя в голубые и очень голубые экраны. Это третья самая древняя профессия в мире.
Это тыл, понимаете? Только он не обеспечивает фронт, а обесточивает, сосет резервы и кушает.
Роммель, да. Спасибо, старик.