December 3rd, 2009

reading

***

Стал завидовать иногда людям, для которых кризисы мировоззрений - то, что называется среднего возраста и 27 лет - такие игрушечные смены видения себя в поколениях.
В самом деле, мне кажется это большей частью происходит совсем стандартным и игрушечным каким-то образом - был человек - нету человека. Даже смена места работы может навсегда изменить личность так, что не о чем будет разговаривать дальше и - более того - иногда отвернешься на улице, стараясь не узнать.
И мне страшно за тех, для кого эти кризисы - не то игрушечное поменять любовницу-жену-работу-мирооценку, да мой Бог, это может каждый два раза на дню, а... Что это? Мне, возможно, везет на людей, как раз на тех, которые не могут выйти из кризиса.
Просто стать взрослым. Но с высоты (вернее - невероятного человеческого унижения) этой новой колокольни или со дна этого колодца так легко отделить ту часть мира, которая перестает устраивать - и сделать вид что она перестает быть. И... да, иногда она перестает быть.
Для тех, кто переходит из мира в мир, не теряя себя и не унижаясь, нет выхода из их кризисов. Для них это не кризис яиц или бешеной матки - это кризис этики. И, как верблюды, они все тянут дальше, из мира в мир. Будда говорил о срединном пути. но - будучи достаточно умным, видимо, он умолчал, что баланс веры, этики и философии существует де-факто только для тех, кто готов принять правила этой игры именно как игры - когда надо не пройти по лезвию бритвы, а просто стереть некоторые сущности. Но - вот смешно - по факту-то они никуда не деваются. Для созерцающих лотосы нет баланса и весь мир - средина пути, и его дно - и его вершина. И уйти из этого - нельзя, потому что поиграть в отмирание частей ментальной органики можно, но - если не играть - она отомрет только вместе с человеком.
Для себя я так и не нашел выход.
Даже в те минуты, когда подмывает рассесться, подбоченясь, и умным тоном поправив очки, начать что-то вроде - "исходя из философско-этической картины мира мы можем рассмотреть социум...". Да блин. Не бывает, хватит врать уже.
Нет жизни и нет смерти среди тех, кто не живет. Среди тех же, кто живет, все это происходит настолько пронзительно всерьёз, что - в отличие от первого случая, когда отводишь взгляд, второй - не дает возможности отвести его. И переживать приходится и жизнь и смерть, живя и умирая вместе с человеком. Это вселенная. Без неё нет мира.