January 5th, 2010

main

***

Мне кажется, поджоги (это я о московском) будут продолжаться до тех пор, пока несогласные хотя бы один раз не сформулируют то, чего им надо, кроме отравить жизнь несогласными с несогласными и перестанут заниматься маршами, получая эквивалент в виде хоть каких-то эмоции, которые взять больше неоткуда. А несогласные с несогласными перестанут заниматься проституцией с властными структурами и хотя бы один раз сформулируют какого рожна их можно купить пачкой за три рубля, а не хотя бы за пять. И, пока это не случится, на мой взляд, будут жечь, потому что это - за три рубля. Дети? А что это такое? У них нет детей, а то, что есть уже зомби, это не жалко. Самый крутой революционер, попадая в мясорубку, требует компенсации за то, что мясорубку устроил. Поэтому до этого никогда не доходит, обычно их покупают загодя. Мне так кажется - в войне победителей не бывает, проигрывают все. Есть только те, кто так или иначе наживаются на войне. Вспоминая подшипники skf - война войной, а коммерцию не остановишь - Швеция торговала всю войну и с нашими и с вашими. Вспоминая президентский дворец - сожгли же все дачки, которые были за ручьём? Удивительное дело как бы. Что такое дача, а что такое дворец? Вот, кстати, удельный вес того и другого никто ведь не считал ни разу, только капиталовложения. А дворец-то - дешевая дачка получился. Стоило ли жечь? Стоило, потому что скромнее надо жить, скромнее. Башня газпрома - удельный вес можно сосчитать - берем эмоциональный фон, вложенный в туда и умножаем на капитал - получается уйма растраченного боезапаса на... вполне осмысленное дело. Так бы просто не знали бы чем заняться, ибо есть предел того, с чем можно не согласиться - и за этим пределом человек првращается уже не в зомби или марионетку, а просто в дремучего неврастеника. Так же как есть предел соглашательства - и за этим пределом три рубля, за которые человека можно купить отпечатываются не на гербовой бумаге, а на лбе, прости, Господи. Я пару лбов бы показал, но там такое дерево уже... Дубовая доска, сорт первый, только строгать и в салат.
reading

***

И тут джедаи поняли, что империя в труху и подраться не удастся. Они периодически пытались, конечно, поставить врага к стенке, но враги падали назад, игнорируя световые мечи. И, стоило отвернуться, продолжали пить и писаться.
Хлопцы были запряжены, лошади пьяны, второй раз восходила звезда рождества, но остановить белую горячку, конечно, не могла.
Особый комизм ситуации заключался в том, что надрались все и даже гражданскую войну были устроить не в состоянии.
А особый цинизм этой ситуации был в том, что делать в предлагаемых условиях, кроме как почитать книжку , джедаям было нечего. А "улисса" на всех не хватит, это понимал даже глава ордена. В связи с чем наградил себя медалью за трезвость и втихую тяпнул с православным батюшкой стакан горькой и полез целоваться. Номер прокатил. Заодно и грехи отпустили.