March 30th, 2010

main

***

Я смотрю сейчас интервью, и вдруг отчетливо понимаю одну вещь. Все эти люди действительно ничего не знают, откровенно, от души. Они могут не знать ни о том, где их авианосцы (в Китае), ни о том, на сколько лет продана вперед нефть и газ. кто заплатит за немецкий транзит и куда, чьорт подери, делись бобриковые шапки? И лица...
Римская империя ведь погибла не от хлеба и зрелищ. Она погибла от того, что хлебу и зрелищам не было альтернативы. Москвичи действительно думают, что их город - что-то очень значительное. Но Боже мой, откуда в этом декоративно-прикладном Риме столько умственно отсталых?
Неужели никто не замечает, что то, что на шее у первых воротничков государства - это лица хорошо, если не с родовыми травмами, вывихами, перекосами костей, сросшимися слизистыми оболочками? Что министры - бывшие гопники, а охрана - бывшие мелкие рекетиры, которые в 1991-м потрошили старушек, торговавших цветами? Что патриарх пьет, как лошадь, и на нем уже потекло? Что руководители СМИ - бывшие закомплексованные провинциалы, так и не смогшие подняться выше и перепрыгнуть через привычку к косноязычию и такой прозрачной провинциальной же необразованности? Мыслители и философы, начитавшиеся хлама последних лет - страдающие вечным когнитивным диссонансом детсадовские энурезники, которые могли только пить и писаться, писаться и пить и сохранили с детского сада отменную привычку заглядывать девочкам под юбки и ТОЖЕ не находить там ничего для себя нового. Декоративный Рим, с наклеенными газетными бумажками на местах, где больше всего сквозит. Что сделали с Москвой? Это был очень хороший город когда-то. И ведь что понаехали не особо пожалуешься, они не торчат в говорящем ящике. Неужели так важно было превратить этот город вот в это? Забавно на самом деле. Хочешь лишить человека родины - лиши его дома, тогда варвары придут сами. Они, кажется, уже тут. Сидят на мраморных имперских горшках и не особо задумываются, о том, кто изобрел канализацию.
main

***

Да, и я разобрался с собой.
Поэтому меморандум.
Нет. Мартовский меморандум кота.
С одной стороны дружба между мальчиком и девочкой не только возможна, но и необходима. У меня много друзей, с которыми добрые отношения и глубочайшее взаимопонимание (даже для большинства, пожалуй, излишнее, включая практикующих докторхаусов и пр. недотерапевтов) тянется долгие, долгие, очень долгие годы, так даже не бывает по большому счету. С частью я уже неотчетливо помню где и как познакомились, хотя разговоры десятилетней давности я могу помнить досконально.
Но за последнее время я подустал смотреть на сверкающие девичьи лодыжки. Быстро бегают, красиво, спортсменки и комсомолки и просто красавицы, тем более и нижнее белье и все такое.
Я разобрался, объясняю. Я никогда не буду держать дистанцию по собственному желанию. В моей постоянно мартовской башке уровень доверия к человеку будет всегда предельно допустимым, а уровень взаимопонимания критическим для мгновенной реакции в виде внеочередного ПМС. Я понимаю, красиво, удобно, незаменимо (в этом смысле). А вот вы - держите. Держите не менее 60 сантиметров и в самом крайнем случае можно подержать за руку. 55 сантиметров - все, трындец, смазывайте пятки. Мне выдали почетное свидетельство, я потом ещё орден попрошу - со мной общаться всерьёз - как раздеться на морозе. Я ещё и три шкуры спущу. Да, очень красиво, но поймите меня правильно - негры на снегу у Петропавловки это ммм... излишняя готика для наших суровых северных условий. Так что держите дистанцию во имя и все такое. Я - даже не подумаю. Я просто не умею. Но я и делать ноги тоже не умею. И не надо думать, что вы самый конкретный псих на свете и прям вам нету альтернативы. Ближе 55 сантиметров - будет вам альтернатива, и сразу все потечет и распустится и будет потом всю жизнь стыдно за ошибки молодости и старости, а я последний раз в жизни доказывал, что не верблюд, обещаю.
Все нарушившие меморандум впредь будут выданы замуж без права на аппеляцию и обжалование и голова будет болеть уже не у меня. Это не конкретно в лоб, это общее наблюдение и общее правило. Иначе я не выживу, а я оказался очень полезным членом общества. Вот. Извините.