May 30th, 2010

main

***

Порчусь, худею.
Ну, скажем, с тех пор как завел себе френч-пресс, понял, что там получается все немного по-другому чем в чайнике.
Ройбуш очень идет с любыми фруктами - манго, ананас, лимон. Вот с черникой и малиной, как его любят мешать. не сочетается совсем, теряет нежность.
Зеленый чай надо просто так, его все портит.
Индийский очень насыщенный, его надо как раз тушить северной ягодой, черникой, малиной и ежевикой. Она не северная, да, но кислая.
А любимые сочетания все-таки получаются с цейлонским длиннолистовым - туда отлично лезет все, что я люблю - шиповник, клубника и мята.
А грузинского чаю нету нигде - а туда бы прекрасно подошли мелко крошеные портянки и вдохновленный героикой горских мотивов цельнотянутый зуб от комбайна.
А то, что мешают в чайных лавках я не могу - оно напоминает мне запах электората в метро в час пик.
Вот и получается обед теперь - дынное вино, борщ, лапша китайская с куриными котлетами (сливки и тертый свежий лук) и - чай. Так вот, если есть чай, вообще-то остальное большого значения не имеет. Лакомка я. Невозможный.
Скажем, сплю и вижу - подходит этак любимая женщина к изголовью (да, я ещё и не разбудишь) и говорит:
- Родной, что ты на завтрак будешь, лодырь фигов?
А я (спросонья):
- Публицистики, родная, публицистики! Фельетона немного и эзоповского языка!
Она:
- Фигасе, ты наглый такой... Это на обед. И фельетон будешь варить сам.
twins

Нил Гейман о Рэе Брэдбери