July 28th, 2010

main

***

Есть времена, когда человек ломится в небеса, словно ищет ту дверь, через которую можно войти.
И тогда множество смыслов, множество путей открывается ему, множество граней жизни, многие времена.
А есть времена, когда небо открывается ему.
ТОгда нет смысла ни в чем, и все прозрачно и время не имеет значения, а дорога только одна.
***
Выгоревший город. Москва коптит, а Питер выгоревший, как газетная бумага.
Привычно жарко, но прибижается время дождей.
А потом будет время ветра.
Питер хорош тем, что из него иногда выдувает. Он не место на карте, его вообще нет. В нем воздух или болотный гость или часть города, которая улетела.
Руферы странные люди. Лезть на крышу - самое нелепое занятие в Петербурге. Он же стоит вверх дном.
***
Радамса. У каждого человека есть свой язык. Он записывает им те события, которые не могут существовать в его жизни, шифрует, чтобы потом прочитать иначе. Но мысль, та, которая первая память, пишется подстрочным переводом прямо в серое вещество.
Когда ветер выносит все больное, остается подстрочник.
Читайте себя иногда.
Это гораздо труднее, чем читать "Улисса", но тогда откроется небо. БУдет очень спокойно.
***
Долгое ожидание человека иногда кончается тем, что он приходит.
Тогда немеет язык чтобы сказать - "здравствуй", но открывается сердце, чтобы наконец-то благоговейно помолчать и впустить в себя счастье.
***
Вечереет.
Там, где живут, не замечая неба, наступает вечер.
Но здесь вечереет. Подержите на языке это слово.