September 5th, 2010

main

***

Совершенно детский вопрос мучает.
Вот я не знаю как жить в мире, кторый пропитан клинической шизофренией.
При всем уважении к людям и, особенно детям, я замечаю, что иммунитета против двойственности, а то и тройственности понятий, когда человек говорит одно, подразумевает другое, а живет по третьим, совершенно левым, но совершенно же устойчивым правилам уже нет.
Скажем, в милицию идут ловить преступников, но подразумевается обычно что профессия денежная, потому что те же преступники гораздо лучше платят, чем государство, а тем более государственные преступники. Про ГИБДД вообще лучше молчать. В чиновники идут менять мир, подразумевая что за взятку. Говорил с молодым врачом - почему в стоматологи-то? Известно же что самое грязное место человека - его рот. Ну, по наивности подумал что второе дно - это принципиальная данежность профессии, но я знаю, что платят врачам - и там очень мало. Оборот драгметаллов, ну чего тут. Да ладно, это все понятно и меня не касается. Я таки нашел свой кусок хлеба, но, кончено, так подумать я просто не слишком любопытен и не копался - притом принципиально в том откуда берутся деньги в бюджет. А я по ним езжу, на минуточку.
И не про это я.
А про то, что очень редкая циничная скотина говорит о том, какого рода благородным разбоем придется жить ребенку.
Он вырастает и мордою в салат вместе со своими идеалами и идеализациями.
Жалуясь что никто не предупредил, а те кому намекали, гораздо лучше устроился в жизни.
Но это тем более шизофрения - делать одно, подразумевая другое.
Я не могу понять почему это и стало называться жизнью.
Или я такая скотина что действительно не могу быть милосердным и сострадательным и сильно приблизился к просветлению, оно же юношеский максимализм. Но как-то перестало получаться делать одно, называя это чем-то поприличнее.
Ну очень смешно уже.
Вот и кризис.
Я подумаю что делать дальше.
Нельзя было сразу получать все, видимо.
Но я очень хотел.
И?
Подумаю ещё. Стало очень трудно как-то все. Было проще, но у меня была собственная дурость, на которую так приятно было делать скидку. Отобрали... НА минуточку туда и дорога, конечно... Но что я тут делаю вообще? Слава. Соберись. Ты очень широко раскинулся море в широко.
reading

Внутрениий оглоед.

Это вообще зверь страшный.
Хорошо, я сделал этот хот-дог, как надо.
Предположим, баварскую колбаску я не хочу, мне больше охотничьи нравятся.
Берем колбаску, надрезаем её по всей длине, жарим так чтобы стреляла немного жиром до коричневого цвета на открытом огне. То же с булочкой для хот-дога, чтобы хрустела корочка.
Ну пакуем и горчица ещё или майонез, получается почти как настоящее... да, и белорусский сыр. Вообще привязалась эта белоруссия как липучка вместе с батькой - единственное, чего добиться не удалось - получить то, что кладут в хот-доги и называют "салат" - активная зеленая желеобразная протоплазма с явно видимой зародившейся в ней жизнью - заменяем помидоркой с зеленью и перцем.
Хот дог готов, ага.
Внутренний оглоед:
- А с чем его?
- А тебя это вот прямо до невозможности волнует, да? Ну, с чаем.
Ухмыляется.
Иду в аптеку покупаю перечной мяты.
- Давай ещё зверобоя чуток. И хорошо бы яблок туда.
- У меня нет яблок.
- Тогда ничего не выйдет. Надо яблоки.
- Я зажую абрикосом, годится?
Молчит. Ну, френч-пресс все равно не резиновый.
Хорошо, сделал чай, ем хот-дог. Никакого на минуточку удовольствия.
Внутренний оглоед:
- Я говорил, да? Я же предупреждал.
Иду покупаю яблоки.
Повторяю операцию с хот-догом.
ВО:
- Яблочный сок надо, прости. Я подумал и сообразил, к этому надо яблочный сок.
- Ты понимаешь, животное, что из-за тебя я начинаю чувствовать себя беременным?
- Ну молчу.
Блин, а действительно до смерти хочется яблочного сока с хот-догом.
Покупаю сок.
Мы с ним урчим и съедаем хот дог.
Он - ковыряясь зубочисткой в салфетке:
- Там рядом черничка стояла с яблоком. И подешевле и ты знаешь, было бы, пожалуй, разумнее.
Убил бы.