December 1st, 2010

main

***

Ах, господа и дамы, как прекрасно это шоу с нынешними погодами! (Ржу).
Просто будет что вспомнить на свалке.
Идем мы тут по Москве на Трубную площадь в фотокафе печатать портреты меня и notnatasha и смотрим – Шоу шаолиньских монахов. Секреты Шаолиня. Со сцены, путем монахов, ага. А дальше шоу «Простоквашино». В далекие времена ежика в тумане и нупогоди, простоквашиным пытались сквасить остатки детских мозгов, и таки сквасили. Шоу кефира и ряженки. Шоу кисломолочных бактерий. Йогурт-шоу.

На станции «Щелковская» абреки утром зазывают в маршрутки – а кому садоводство, а кому туда, а кому сюда, осталось два места! Среди абреков стоит маленький человек с табличкой «Фрязино – конференция по нанотехнологиям» Он никого не зазывает. Если вы думаете, что и не идут, то зря. Потому что просто идут наночеловечки и он не сажает их в автобус, а складывает в потайной кармашек штанишек. И там они сидят. И обсуждают нанотехнологии. И там ещё нанопремьер. Он никогда не выдаст государственную тайну – что мы все-таки создали страшное оружие, которое можно сбрасывать на вражеские базы на страх агрессору – мы вывели путем нанобиотехологий нанопрезидента и назвали именем таежного хищника, который питается малиной и, наверное, лазает на деревья. Нанодеревья. Карликовые березы.

(голосом Левитана) – Уважаемые пассажиры! Если вы заметили среди себя подозрительных пассажиров, подозрительным голосом сообщите подозрительному машинисту или подозрительному информационному столбу на станции о ваших подозрениях, и два подозрительных милиционера подозрительно заберут его в подозрительную кутузку. Или не заберут, если он действительно подозрительный, а в ужасе убегут пожаловаться подозрительному начальнику.

Девушка разговаривает с юношей:
- Курлы-курлы.
Юноша:
- Угумс.
- Курлы-руклы, пинь-пинь, тик-так, тух-тух.
- Быщ. Агырбуг.
- Улли-улии-тру-лю-лю?
- Арамзаг (утвердительно).
Я (глазами):
- Уболтала, да?
Она (спиной):
- Не ори!

На Чкаловской на стенах висят нержавеющие салатники. На Чеховской светильники подвешены к потолку на вантузах. На Чкаловской к безрукому юноше, собирающему денег «на протезы» подходит священник и, загородив всей своей необозримой православной жопой проход, проповедует о невступлении в секты. На следующий день юноша жмется там, где филейная часть сектоборца не пролезет. Первый раз улыбнулся при виде безрукого.