January 23rd, 2011

reading

Ну вот.

Очкарик. Заказал очки, понял что уже не вижу чего читаю. А, когда читаю, вижу не то. Бу.
Господи, сделай так, пожалуйста, чтобы было время потрындеть в ЖЖ.
А то я соскучился.
Олеська, спасибо за это:



Теперь, правда, все наоборот, но угу.
Я ещё помню, как бывает иначе.
И вообще мне снится прошлое.
Сегодня ночью (во сне) всем школьным классом работали и чего-то наработали. И все были в ужасе от того, что все рядом. Это как на миусском кладбище восстали бы чумные и пошли попить пива. А ты бы там как раз покупал тоже пиво.
Пойду сделаю салат с тунцом.
main

А из нашего окна площадь красная видна.

Вот тоже удивительное дело.
Была бы синяя, бордовая или крапчатая, было бы не фиолетово.
А так разве что Дарт Вейдер, установленный у Василия Блаженного чем-то привлекает внимание.
Охраняли его всем доступным ОМОН-ом, однако.
Дань уважения империи, ничего не поделаешь.

Collapse )
twins

Москва круглая

...как оказалось.
Начиная от Лубянки и заканчивая Поклонной горой, все плавно вписывается в глобус.
В общем, если меня теперь сбросить с парашютом посреди Москвы, я, скорее всего, через час (самое большое) буду есть тураковские пельмени дома.
Это вообще удивительное ощущение - начать понимать где находишься.
То есть - здесь я был, тут я знаю, тут вообще надоело.
Конкретно монорельс осточертел.
Побывали на Воробьевых горах и мосфильмовской улице.
Но вот что это от Лубянки - рукой подать, это я не знал.
Да, я знаю, что не рукой подать, но вообще-то Москва маленькая. Очень маленькая.
Только не говорите это москвичам, они всерьёз считают, что это ого-го какой город, просто от МКАДа до самых до окраин.
А просто метро едет медленно и, периодически, как космический таракан нависает над действительностью.
Сейчас смотрю плакаты в метро, как оно строились и думаю - а ведь неплохой маркетинговый ход - город стал казаться очень большим.
На мосфильмовской зашли в скверик где знаменитости и памятник старой камере.
Судя по отпечаткам ладоней по звездной аллее Москвы редкая птица ходила там на двух ногах. Вернее, доходила куда хотела.
Обычно падала в сугроб посреди много... да ладно, пятиэтажек.
На Поклонной Горе был Церетели (раз гора, видимо, не мог пройти мимо) и все опошлил... эээ... в общем создал там памятник ржущим ангелам. Над Гришей победоносцем. Картина умилительная гораздо больше, чем шедевр посреди Москвы-реки, с Петром Первым, коего голова находится на месте оторванной головы Колумба. До 2/3 высоты штыка, на котором ангелы ржут, ходит технологический лифт.
Не пожалели.
Но устали.
Москва горела 148 раз. Высота церетелевой колонны 148,5 метра.
Я вот думаю, ещё полраза и война, наконец, закончится.
А то сколько же можно.


Collapse )
main

Людовик

А посреди КГБ, ФСБ, французского колледжа, где дают, извините, борщ и стейки из индейки, и прочего безобразия, включая телеграф эрикссона, стоит Храм Святого Людовика Французского. Куда нас вчера с notnatasha водила olbanka.
Отец Венцеслав (а не Вячеслав, несмотря на то, что Паоло Пецци в храме просто Паша, раз Павел, кстати, я вот думаю - гуляем мы с собакой иногда как раз вокруг нунциатуры, и что делать если вдруг вот пойдет Антонио Меннини погулять тоже вокруг своего посольства - чего - ему как говорить - мол, привет, Тоони? Где русский аналог? А! Антон Менин, сообразил, сорри) в мрачной шапке копал ступени, убирая снег, такой дворницкой лопатой. Роют, роют, угу.
- А мы тут к вам.
- В шесть - буркнула шапка, не поднимая ни глаз ни лопаты.
Лена:
- А мы договаривались, что нас пустят на час пораньше.
Шапка:
- С кем это вы договаривались?
- С отцом... Не уверена, что правильно произнесу его имя... Венцес...
- Венцеславом. Это я.
В целом я не понял только одного - с чего там повсюду демонстративный мальтийский крест.
Надо покопаться. Сомнительно, что императора Павла в такую глушь носило.
А вот мальтийцев, конечно, могло.

Collapse )
reading

***

Да, я читал про проект Радченко.
Да, слышал, что детей уже отбирали.
Но я не понимаю, насколько нужно быть болваном, чтобы не заметить, что мы живем в империи четвертого рейха со своим Геббельсом, Гиммлером и Гитлером, только плавно размазанными по верхушке правительства, со своими евреями, которые в этот раз черные, и с медициной, которая не готова, а ставит экперименты над людьми. И без Роммеля даже.
Медведев сокращает военную машину на 250 000 единиц. Даже он понимает, что война неизбежна. И, я думаю, в этот раз она никого стороной не обойдет.
Как, впрочем, уже было. Только в этот раз она хуже, чем в прошлый, потому что не осталось никакого противовеса фашизму. Он победил абсолютно и безоговорочно и идеально незаметно. Я не не парюсь по этому поводу, я просто понимаю, что идеальная империя может только сгореть дотла.