March 2nd, 2011

reading

***

Огастеса Брауна почитал с большим удовольствием - наблюдения за животным миром.
Совершенно неожиданно заметил посторонние какие-то вещи, читая о сициальном поведении животных.
Вообще очень много мыслей сразу случилось, даже перезагрузиться пришлось.
Хорошо, глобализация, диалог цивилизаций, взаимопроникновение социумов и цветной мир.
Какая нафиг глобализация? Какие цивилизации?
СССР очень тянулся за Америкой с свое время, потому что отставал. В послевоенном мире воровство технологий, идей и ценностей друг у друга действительно делало мир глобально взаимозависимым, к тому же эта глобальность была подкреплена чудовищной военной машиной.
А общий стандарт образования - неважно какого, хорошего или плохого - делал мир глубоко единым, несмотря на все железные занавесы.
Да, если образование не лучшее, оно бессмысленно. Но общее стандартное вынуждало подтягиваться всю бестолочь хотя бы к некоему человеческому облику. Образование тогда было гарантией успеха или, как минимум, стабильности.
Социология изучала предметность культур и общие закономерности развития.
Наука искала пути и способы.
А вот сегодня, когда стираются границы, и, кажется, повсюду одно и то же - социология, наука и образование служат, кажется, только одной цели - - подтереть попу власти и обеспечить низкоквалифицированным трудом... кого?
Вот этот вопрос мне долгое время не давал покоя - кого именно? Турков? Китайцев? Монголов? Русских?
А вот после тов. Огастеса стало понятно и как-то очень отчетливо - животных.
Дело в том, что, разрушив всего один раз почти идеальную схему борьбы идей и пространства мнений - будь оно хоть в условиях колымы или застенков там уж не знаю чего, равно как и среди заповедников культуры или науки, восстановить её нельзя, пока не вымрет все общество или не проживет в глубокой изоляции долгое, долгое, долгое, очень долгое время.
Что неплохо понял Моисей перед тем, как взобраться на Синай.
Впрочем, пока лазал, "глобализация" все равно поперла во все дыры.
Не-не, я оптимист. Просто вот то, чем страдает мир, оно похоже на больного, который в чумном бараке загибается от неизвестной болезни. Приходит Профессор Ботанических Наук, смотрит анализы, щупает коленки, явно видит что больной действительно не жилец, просит перевернуться на живот...
- Батенька... Эх... Да ведь у вас чирей на филее...
Я это к тому, что животный мир, в отличие от мира людей, живет по своим законам и развивается по-другому.
Что доказано потопом. Не жираф строил ковчег.