November 4th, 2011

twins

***

Пошли с Арвен погулять.
Две бродячие собаки бросились облаивать - ура! Развлекуха!
Арвен остановилась и с готовностью вздыбила холку.
Бродяжки:
- А мы просто так, бегаем тут.
***
Арвен научилась щёлкать языком - он у неё длинный.
Сижу ем омлет, а Арвен сидит рядом и щёлкает языком.
- Вкусный у тебя омлет (щёлк). Тебе небось ужасно приятно его есть (щёлк). Заметь, я под локоть тебя не толкаю (щёлк).
Потом устала щёлкать языком, села на попу ровно и сидит.
Илонка:
- У неё слюна течет. Густая. Капает.
Нет-нет, она не захлебнулась. Я оставил ей кусочек.
***
Случился отпуск, первый нормальный отпуск, в который не надо искать работу, паниковать и суетиться.
Проснулся утром.
Словно все изменилось - собаки выгуляны, дома убрано, и все такое.
Можно просто спать.
Это удивительное чувство.
Бывают же и просто сны.
***
В соседнем дворе мрачные остывшие едросы... едруки... едреи... нет, едретьты, блин, короче, члены общества рублевского публичного дома затеяли предвыборный шабаш на стадиончике, который недавно тоже покрыли зеленой шкуркой.
Выглядит это не жутко, а очень жутко и напоминает Уэстона, который предлагал хроссам побрякушки.
Дорогие аборигены, это бусики, это хренульки всякие, это буклетики, кис-кис-кис, дурилки.
Народ косится и не понимает.
Чего-то как-то в Марьиной Роще, где народ суров и дубостоек, могли бы и и 7-40 станцевать что ли.