February 10th, 2013

main

***

Дошли до магазина.
"Чего-нибудь" - это оказалось десерт "монте" и крабовые палочки.
Я, преодолев радиофобию, нервно купил банку селедки и съел её за один вечер.
Читаю в ленте - множество людей тоже живет в Москве, ездят в метро, видят ровно те же самые рекламные плакаты, те же поезда, тех же людей, но все это существует как будто в параллельной вселенной.
Все смеются над новыми законами, они действительно очень смешные, но, на мой взгляд, ещё и страшные.
Вчера вот сходили в музей изобразительных искусств, посмотреть картины.
Попалась масса тевтонов и голландцев, все кошерное, ровно как и должно быть в субботу.
Поэтому потом пошли в египетский зал.
Склепики и саркофагики очень взбадривают, однако выставление на всеобщее оборзение мумий мне кажется все-таки опасным кощунством. Таким, физически ощутимо опасным, не потому, что так в книжке написано (хотя теоретически и не написано вроде). Впрочем, мне кажется, люди давно не понимают, что делают, и в этом смысле вряд ли антрополог, историк или археолог чем-то отличается от ядреного химика или физика. Есть все-таки некий сакральный смысл в том, как вечером щёлкаешь выключателем и зажигаешь в комнате свет.
Считается, что электроны при этом бегут по проводам, веселые такие, смешные.
А я теперь все думаю, что бегут они промеж бозонов Хиггса, а те сидят такие мрачные, угрюмые, рассекреченные... Явка провалена... И смотрят, как эти блондинистые электроны бодро по команде бегут по проводам, чтобы зажечь лампочку.
Ну, вот вечером выяснился небольшой пробел в блохбастерах - я не смотрел "мумию".
Посмотрел.
Египетский вечер получился.
Так вот, про законы, достойные шестой палаты.
Я не знаю, почему меня они не удивляют.
Я не понимаю, почему не вижу особой глупости и особого злого умысла в топоте котов или клятве переносить все трудности и лишения при получении паспорта.
Этот сбой - системный, внутри голов. Он неисправим.
Разум, он однолюб.
И, если уходит, то плотно и навсегда закрывает за собой дверь.
И хоть кол на голове теши, хоть кирпичную стену тараном, за ней ничего нет.
Он не вернется.
Он уходит раз навсегда, и с этим нельзя ничего сделать.
Дело ещё в том, что с пустой головой человек начинает чувствовать себя одновременно великим, прекрасным, очень умным и пуленепробиваемо бессмертным.
А мне вот мумия вчерашняя вспоминается.
С чего даже не знаю.