May 27th, 2013

twins

Один дома, не считая собак и крысы.

Илонка уезжала на Кипр - на корпоратив и купаться в море.
Собаки побродили по квартире, не нашли хозяйку и посовещались на предмет, кто теперь главнее - Арвен, Леди или я.
Решили сделать вид, что главный - я, так спокойнее.
Обычно, когда Илонка сидит на диване, её охраняет Леди.
Когда сажусь я, а Илонки там нет Леди слезает с дивана и уступает место Арвен.
Арвен немножко раздолбайка - если Леди лежит спокойно и просто бдит, то Арвен умудряется так шлепнуться сверху, что создается ощущение что тебя прикрывают телом минимум от атомной бомбы.
К тому же она 40 килограмм весит, недавно в ветеринарке проверялись.
Выгнал обеих.
Ночью обнаружил обеих же собак рядом, аккуратно параллельно уложенных в горизонтальные штабеля.
Почувствовал себя вожаком дикой, но прекрасной стаи и чуть не взвыл на луну.

***

- А теперь, Леди мы будем кушать, ага.
Леди прижала уши, полуприсела на полусогнутых, зажмурилась и крепко сжала челюсти.
- Не будем без хозяйки.
- Будем, радость моя, будем.
Наверное, это было достаточно жестокое обращение с животным. Но через попу я ничего не запихал.

***

На работе в пятницу звонит телефон, звонит Илонка сказать, что боинг 747 совершил мягкую посадку в аэропорту Ларнака.
- У вас там все в порядке?
- Все хорошо. Все накормлены, Арвен таблетки получила, все покакали...
Заканчиваем разговор.
На меня смотрят удивленные товарищи. Мол, а точно... все... покакали?
И ржут, бессовестно так ржут.

***

Вечером, когда сгущается тьма и наступает относительная тишина, так одиноко без жены в (казалось бы) пустом доме...
Пока Арвен у входной двери не разваливается кверху пузом и начинает храпеть, как Айя-Напский биндюжник, объевшийся барабульками.

***

Илонка вернулась. Встречаемся у Новослободской ночью. Обнимаемся, все такое...
Арвен стоит рядом и... Тут до собаки доходит (она не тормоз, она медленный газ) - блин, хозяйка же приехала!!!
Пострадали штаны.
И народ вокруг.
Сильно смеялись.
reading

***

Еду сегодня на работу.
На перекрестке жду свою развозку.
Рядом стоит молодой человек с брежневской прической и назревающей кокетливой лысинкой.
Ещё селигерская искорка в глазах и осанка полусогнутого персонажа из иллюстраций к "ревизору". В общем, можно писать картину маслом - начинающий член. Для журналиста не хватает перченой циничности в глазах. Простодушный такой дурак-дураком.
На рюкзаке гвардейская ленточка и российская ленточка.
Ходит туда, а потом сюда.
Неуверенно как-то.
Открывает кожаный чемоданчик - папку (это у них вместо атташе-кейса теперь), достает оттуда канцелярский файлик с бумажкой и печатью внутри.
Сворачивает в руках и ходит - туда, а потом - сюда.
Но теперь с подобием улыбки на пухленьких губах а-ля президиум верховного совета.
Да, картина закончена. Маслом. Это был последний дюйм, последний штрих.
blinn

***

Что по телефону когда-то можно будет смотреть кино и сидеть в интернете, конечно, задним числом поражает воображение человека 20 века.
Но я бы никогда бы не счел такого фантазера сумасшедшим, даже в добрые старые времена.
Но, если бы кто-нибудь мне сказал, что моя мышь будет засыпать каждые 10 минут, а я - её будить...
Тут бы я, наверное, решил бы, что этот человек точно спятил. Притом окончательно.
reading

***

Все чаще и чаще журналисты (и примкнувшие к ним блогеры и прочая нечисть) задают один и тот же вопрос, отзываясь на срач в комментах критические замечания - мол, а вы что, действительно считаете, что человек ТАК думать не может?
Я шовинист, наверное.
Я не верю даже в их способность думать в принципе.
Считать - да. Думать - нет. Твердое - нет.